<< Главная страница

Евгений Торопов, Игорь Куншенко. Параллельные кривые пересекаются непредсказуемо




1. "Дорогой Читатель! Если ты читаешь сейчас эти строки, значит ты все еще существуешь:"
Иммануил оторвался от листка бумаги и вставил ручку в зубы.
Почему "дорогой"? - задумался он, медленно отгрызая зад у колпачка. - Значит где-то должна быть выставлена его продажная цена в рублях? Вру-Бля- Х.
Из наушников в уши лилась хитовая рок-песенка и Иммануил даже стал ей подпевать:
Я глотаю тебя целиком.
Где же ты? Не видно, крошка, увы.
Ах, вспомнил, даже встал в горле ком.
Я ведь сам проглотил тебя целиком.
2. "А может и не существуешь... Кто его знает, - продолжил писать Иммануил. - Все в этом мире относительно. Я вот недавно это и выяснил. Об этом и рассказывать буду. Кто я? Что я? Я думал, что оно вот так вот, а оно оказалось совсем по другому. Хммм... Ты, наверное, тоже думаешь что- то про себя. Так вот, скорее всего, все что ты знаешь и чувствуешь - обман!!! Ого, я загнул! Но так оно и есть!!!"
В этом месте Иммануил почувствовал, что запутался.
- Черт! - плюнул он.
В наушниках продолжала гудеть музыка.
3. - Самый дешевый и подлый обман! Провели как детсадовского мальчишку! - воскликнул он и от переизбытка чувств даже грохнул кулаком о столешницу.
- Я тебе сейчас поударяю! Я тебе поударяю! - раздался грозный голос.
- Извини, пожалуйста, - прижал руку к сердцу Иммануил и скосил глаза вверх. Корни эстрезонды уже оплели весь потолок грязно-фиолетовым и свисали вниз примерно на метр. Надо было спешить.
4. Иммануил схватил свои листки и бросился сломя голову в соседнюю комнату. Плотно запер дверь и сел на диван. Фу-ххх, эта ненавистная хрень нескоро добирется сюда. Он как раз, успеет дописать свое письмо-обращение в народ.
Почувствовав, что пора всерьез приниматься за писанину, молодой человек начал:
"Читатель, не знаю, существуешь ты или нет, но я расскажу тебе свою непростую историю того, как человек наконец понимает свою истинную экзистенцию..." Здесь он задумался, зачеркнул "экзистенцию" и заменил слово на "сущность", после чего продолжил писать.
5. Нахлынули свежие воспоминания. Сейчас как-то странно было ощущать, что вихрь последних событий начался довольно невинно. Он сидел вечером за своим компьютером и три часа безотрывно играл в новую игру "Фантом- Контроль-2". И в какой-то момент вдруг почувствовал, что на него кто-то пристально смотрит. Медленно повернув голову, он увидел что на подоконнике сидит Птица Роникс.
- Что ты тут делаешь, Птица Роникс? - спросил он.
- Я прилетел дать тебе важный совет, - грустно проскрипел он, чистя клювом перья под мускулистым крылом.
6. - Что ж, я готов принять твой мудрый совет.
И тут до него дошло, что такого не может быть в принципе. Не то, что совет будет мудрым, а то, что Птицы Роникс тут не должно было быть.
"Меня глючит!!!" - загремел внутренний голос.
"Я пьян!!!" - завопил второй внутрений голос.
"Я сплю!!!" - начал вещать третий внутренний голос.
"Цыц!!!" - прикрикнул на них четвертый внутренний голос.
А сам Иммануил сказал:
- Я жду.
7. - Бог мой, приятель, да сколько ж у тебя внутренних голосов! - радостно вылез откуда-то пятый внутренний голос. - Как льготников в общественном транспорте.
- Ждешь? - спросил Птица Роникс.
- Жду, - повторил герой.
- Ну-ну, - буркнул пернатый и исчез. На подоконнике осталось лежать белое яйцо.
- Снесла курочка яичко. Сейчас я должен его разбить и внутри окажется записка с мудрым советом.
Парень поскорее подошел к подоконнику и, не мешкая, разбил яйцо. И конечно же, во все стороны полетели липкие брызги белка и желтка.
8. Среди этих потеков не обнаружилось даже намека на записочку или чего-нибудь в этом роде.
- Пролетел я с яичницей, - вздохнул Иммануил.
Он махнул рукой, мысленно признал, что все произошедшее чистой воды сон или же галлюцинация.
"Ну и черт с ним!" - про себя ругнулся молодой человек и вернулся к компу и игрушке.
Но не тут-то было.
Противно зазвенел дверной звонок и гадкий голосок почтальонши, которая не бреет подмышки, пронзительно и громко затрещал за дверью:
- Иммануил Власов, вам телеграмма-молния!
9. Парень долгое время разглядывал ее в глазок, прежде чем открыть дверь.
- Товарищ Власов, вы тоже думаете, что я не брею подмышки? - бросила она ему прямо в лицо.
- Трудно сказать.
- Вот вам доказательства! Вот! - почтальонша стала сумбурно раздеваться, снимать плащ, жакет, вытаскивать руку из рубашки и вскоре предъявила ему гладко выбритую левую подмышку.
- А правую? - попросил герой.
- Какой вы мелочный, товарищ Власов. Я думала, что вы особенный, а вы такой же как все. Не дам я вам. Не будет вам никакой телеграммы-молнии. Кстати, кто это вас так забрызгал яйцами?
10. - Пролетела птичка, снесла яичко, только вот ничего путного не вылупилось, а телеграмма-молния мне очень нужна, - ответил он и со всего размаха прихлопнул ненавистную почтальоншу старым принтером.
Женщина упала на спину, широко раскинув руки. Герой порылся в ее сумке, выбрал из пачки телеграмм свою и зашел в квартиру. Тело зашевелилось, задергалось, застонало и стало приподниматься чтобы схватить дерзкого за ногу, но дверь уже захлопнулась и до молодого человека донесся ужасающий вопль оборотня.
11.
- Стоп! Стоп! Стоп! - громко закричал Режиссер Механику. - Прокрути пленку назад. Откуда взялся принтер в его руке? Он возвращался за ним в комнату или он держал в руке с самого начала? Нонсенс какой-то. Нужна другая версия. Поехали.

- Кстати, кто это вас так забрызгал яйцами? - спросила почтальонша, выглядывая над ворохом своей верхней одежды в руках.
- Если вы мне дадите телеграмму, я вам скажу, - ответил Иммануил.
- Хорошо. Говорите, а потом я вам дам телеграмму.
- Так не пойдет. Вдруг я вам скажу, а вы мне не дадите?
- Я всем даю, - гордо ответила почтальонша. - Кроме слишком мелочных. Ну, так и быть, вот послание. Распишитесь в получении.
12. Иммануил послушно расписался и получил телеграмму. Покрутил в руках, но обнаружил только одно слово: "Ложь".
"Что бы это значило?" - пронеслось в голове.
Вдруг где-то внутри стало появляться подобие правильного ответа. Но его спугнула невыносимая почтальонша:
- Отвечай, раз обещал!
- Хорошо, - ответил молодой человек. - Только сбегаю в туалет.
- Беги, пока при памяти. Я жду!
Иммануил не побежал в означенное место. Вместо этого он прошел к компьютеру, вытащил из-под стола старый принтер и двинулся обратно.
13. "Что же делать? - лихорадочно соображал герой. - И зачем я таскаюсь с этим дурацким принтером? Я выйду, а она мне воскликнет: "Ой, какая прелесть! Это же старинный принтер с ручным приводом под названием "пишущая машинка Ятрань". На таком работала моя бабушка".
Но когда Иммануил вновь подошел к двери, то обнаружил что почтальонша загадочным образом исчезла. Он положил тяжелый аппарат на стол, вытер пот со лба и повторно перечитал телеграмму.
"ОБ ЛОЖЬ КА ТЧК ЗПТ ТСМДРК ВСКЛЦ отправлено 18 ноября сего года".
И вдруг кто-то стремительно выхватил телеграмму из рук - конечно, это была птица Роникс. Мощным клювом она разбила оконное стекло, несколькими взмахами быстро набрала высоту и скрылась в облаках.
14. Иммануил бросился к окну, но уже стало ясно, что это бесмысленно.
- Тут какая-то тайна, - сказала он сам себе. - Тут совершенно точно какая-то тайна. И я должен раскрыть ее.
Молодой человек стал шагать из угла в угол.
- Роникс что-то хотел сказать мне. Это раз. Он не сказал, а только намекнул, оставив бесполезное яйцо. Это два. Скорее всего, все произошедшее связано с телеграммой и безумной почтальоншей. Это три. В телеграмме было что-то очень важное. Это четыре. Весьма вероятно, то, что содержалось в телеграмме, противоречило тому, что хотел сказать Роникс, потому он и вырвал ее у меня из рук. Это пять. Значит надо выяснить, что хотел мне сказать Роникс и что содержалось в телеграмме. Это шесть. К тому же Роникс - персонаж компьютерной игры и в природе не существует. Это семь. И, скорее всего, меня глючило. Это восемь.
15. "Что-то я проголодался, - неожиданно подумал Иммануил. - Надо бы перекусить". Он прошел на кухню и стал шариться в холодильнике - что бы ему такого съесть.
- Не ешь меня! - запищал Кусок Сыра. - Я тебе еще пригожусь.
Власов схватился за сердце.
- Как ты меня напугал! Пригодишься, говоришь?
- Пригожусь.
Герой достал из кладовки плетеную корзину и положил туда Кусок Сыра.
- Хорошо, я не стану тебя есть. Я возьму тебя с собой в Мой Путь.
- И меня не ешь, - заявил Ломоть Хлеба.
- И меня не пей, - попросил Пакет Сока.
- И нас не ешь, - взбунтовался хором весь холодильник. - Мы тебе еще пригодимся!
16. - Ага, - зловеще ответил молодой человек, - когда я ОЧЕНЬ проголодаюсь!!!
Галдеж продуктов враз оборвался. Они просительно запищали, но так тихо, что это можно было зафиксировать только на ультразвуковой частоте.
- Черт! - Иммануил со злостью захлопнул дверцу ни в чем не повинного холодильника. - Даже поесть нормально не получается! Что за жизнь!

Тут нашему герою пришлось оторваться от записывания своих воспоминаний, да и вообще от воспоминаний. Дело в том, что между дверью и полом в щель медленно пролазил грязно-фиолетовый корень.
17. - Что же делать? Она ведь доберется до меня и задушит!
Он закрыл глаза и стал представлять себе разные варианты. Вначале он мысленно попробовал бороться с корнями вручную - резал их ножом, рубил тесаком и даже прибивал гвоздями к полу. Все без толку. Корни продолжали расти и змеиться все равно что взбухающая масса каши в реальности Гофмана. Тогда он представил себе, что позвонил в "Службу Спасения" и со злорадством стал наблюдать за действиями спортивно сложенных молодчиков в униформе. Приехав с портативными пилами, они вначале попробовали кромсать растение на кусочки. Каждый маленький кусочек в ответ пускал свои корни и начинал быстро взрослеть. Тогда спасатели попробовали заливать расползающуюся гадость жидким азотом, серной кислотой и даже быстрозастывающим бетоном.
18. Фантазии Имманула становились все более бурными и неуправляемыми. Как вдруг по голове ему ударил твердым своим клювом птица Роникс.
- А это ты... - разочаровано протянул молодой человек.
- Пиши! - властно приказал Роникс.
- Что?
- Пиши!
- Хорошо, хорошо...
И тезка знаменитого философа искоса посмотрел на корень, ставший длинней на пять сантиметров за то время, что он предавался философствованиям и мечтаниям, и снова взялся за перо. Хотел бы еще немного побаловаться фантазией, но Роникс так на него зыркнул, что сразу расхотелось бунтовать.
И Иммануил стал повествовать о том как начался его Путь.
19. Для начала он жирно перечеркал все написанное ранее. Затем взял чистый лист и озаглавил сверху: "Трактат о Путях".
- Слушай, Роникс, - обратился он. - Ты какой породы?
- Гриф-клювач.
- А, ясно. Мне, вообще-то, больше волнистые попугайчики нравятся. Но против природы не попрешь - что досталось, с тем и мучиться.
"Пути бывают разные, - начал Иммануил. - Железнодорожные, автомобильные, морские и даже великие шелковые. Но важнее всего жизненные. Пути обычно разделяются на: КАК пройденные и КЕМ пройденные. Каждый человек проходит свой Жизненный Путь. Большинство идут по уже проложенным тропам и даже по заасфальтированным автомагистралям. Некоторых подвозят на транспорте. Это совсем не значит, что им легко. Это, по правде говоря, вообще ничего не значит. Однако, иногда в мир приходят люди, которые идут по неизведанным девственным местам. И делают этот мир шире".
20. Роникс заглянул через плечо Иммануила и прокричал прямо в ухо:
- Так не пойдет!!!
Молодой человек подпрыгнул и от неожиданности черканул ручкой через весь лист, таким образом зачеркнув все ранее написанное.
- Что случилось? - спросил он, побелев будто мел.
- Я хочу увидеть краткий очерк на тему: "Что со мной случилось", а не трактат на 1000 страниц. Ты же не Кант!
- А ты не Платон!
- Знаю я одного Платона, но это к делу касательства не имеет. У тебя просто времени не хватит на трактат. Корни уже скоро доберутся до тебя, а я тебе помочь ничем не смогу. Делай выводы!
Власов немного подумал и решил, что его пернатый друг прав на все сто. Посмотрел на перечеркнутый текст, погрыз кончик ручки и начал заново:
"Мой Путь начался просто - однажды в мое окно залетела одна болтливая птица и снесла яйцо, а потом прибежала почтальонша с бритой подмышкой, а потом..."
На молодого человека нахлынули воспоминания.

21. Итак, Власов набил полную корзину всяческой снедью, так что получилось даже с горкой. "Мне предстоит долгий путь, - подумал он, - а в пути никак не обойтись без еды". Затем он надел плотные джинсы, удобную куртку, вышел из квартиры и запер ее на ключ.
- Вот и все, - сказал он. - Прошлое скрылось в тумане и теперь я пойду навстречу солнцу. Интересно, что же все-таки могла означать надпись: "ОБ ЛОЖЬ КА ТЧК ЗПТ ТСМДРК ВСКЛЦ"? Говоря по-честному, мне не очень-то хочется куда-то идти. Может лучше остаться и посмотреть телевизор?
Только он хотел передумать, как открылась дверь соседней квартиры и вышла соседка Лиза.
- Привет, Власов! Если ты уже уходишь, то будь осторожен, - предупредила она. - Ты ведь знаешь, у меня есть три сына. Старший однажды пошел выносить мусор и вернулся только через два года после службы в армии. А средний сын однажды пошел в магазин за хлебом, попал под машину, впал в кому и выписался из больницы только через три года. А младший сын у меня, как водится, дурак. Всю жизнь дома сидит, никуда не ходит, так что и белого свету как его братья совсем не повидал.
- Спасибо, Лизавета Федоровна. Вы меня успокоили!
22. - Я, собственно, успокаивать тебя и не собиралась, - отвечала соседу Лизавета. - Я тебя хотела попросить об одном немаленьком одолжении.
Честно говоря, в этот момент молодой человек слегка испугался, но виду не подал. Ведь Лизавета Федоровна, хоть и была женщиной в летах, но выглядила просто отпадно. А перед таким сортом женщин даже самые отмороженные лица мужского пола не показывают свой страх, каким бы sf`qm{l он не был.
- Да, конечно, я слушаю, - сказал он.
- Хорошо, Власов, что слушаешь. Я не случайно про своего младшего сына напомнила. Пора бы ему белый свет посмотреть. Только не в армии и не в коме. Возьми его с собой. Авось пригодится.
"... или нет", - подумал сосед Лизаветы Федоровны.
23. - А нельзя ли на него взглянуть хоть одним глазком? - попросил герой. - А то я его и не видел ни разу.
- Да вот он, смотри на здоровье, - сказала соседка и вытащила из кармана на ладонь маленького человечка. - Видишь, он совсем не будет тебе в тягость.
Иммануил вначале отпрянул.
- Так он:
- Да, мой сыночек Ганс является миллипутом. У него очень озорной характер.
- Эй, Власов, здорово что ли! - запищал миллипут Ганс, словно желая подтвердить свой озорной характер. - Хочешь, я сяду тебе на шею?
- Ну ладно, Гансик, прыгай вот сюда, в нагрудный карман. Будешь вместе со мной путешествовать по белому свету, только ты должен меня развлекать когда мне будет скучно.
- Вау! - вскричал Ганс. - Наконец-то я буду участвовать в настоящем путешествии! Где же твой конь, рыцарь? Пора бы уж в путь!
24. - Конь? - переспросил Иммануил.
- Коня звали? - раздался чей-то бас прямо над ухом молодого человека.
Тот повернул голову и увидел самого настоящего коня, правда синего цвета.
- Черт! - только и сказал молодой человек.
- Настоящий конь! - прокричал миллипут.
- Я не черт, - отвечал синий конь, - а безработный представитель парнокопытных. Меня выгнали из-за того, что сейчас вошли в моду фиолетовые лошади. На бирже труда считают, что найти новое место мне будет очень тяжело. Я хочу попроситься к тебе, сэр Власов. Мне сообщили, что ты отправляешься в трудный и великий поход, как самый настоящий палладин. Тебе просто необходим верный конь. Пусть даже синего цвета. - И "безработный представитель парнокопытных" тяжело вздохнул.
У "самого настоящего палладина" чуть челюсть не отпала, но он не подал виду и спросил:
- Кто же предоставил тебе такую информацию?
- Мой давний друг из пернатых - Роникс.
25. - Ну хорошо, - взвесив все "за" и "против", решил Иммануил. - Я принимаю тебя к себе на работу на должность рабочей лошадкой. А я в таком случае буду предпринимателем усилий без образования юридического лица.
- Ур-ра! - заржал Синий Конь.
- Ур-ра! - запищал миллипут Ганс.
- Да здравствуют искатели приключений! - вскричал Власов, ловко вскочил на коня и новые друзья помчались вперед.
Мчались они день, мчались два, мчались неделю. На восьмой день остановились передохнуть возле бензоколонки. Хотели остановиться в тени ветвистого дуба, да только где же его найти ветвистый дуб, когда вокруг лишь индустриальный пейзаж? Едва они расположились на обочине, чтобы перекусить, как к ним медленно подъехала симпатичная девушка на пьяной сраной козе.
- Королева бензоколонки, - представилась она, жеманно поправляя съехавшую набекрень корону.
26. - Очень приятно, - улыбнулся наш герой. - А меня зовут Иммануил Власов.
- А меня Ганс, - пропищал миллипут из нагрудного кармана. - И мне тоже очень приятно.
- Рада, что вам приятно, хотя я еще ничего не предлагала, смелые рыцари, - ответила королева бензоколонки, подошла к Иммануилу, погладила по колючей щеке (тот забыл дома бритвенный станок, отчего не брился целую неделю) и нежно прошептала: - Манечка, приглашаю вас в свой замок, что на петушиных окорочках.
- Пойдем, Власов, не отказывайся! - завизжал Ганс. - Жрать хочу! - А onrnl очень тихо и вежливо: - Прекрасная королева бензоколонки, у вас будет что-нибудь съестное?
- Сожалею, но нет. Вчера налетел спецназ овец и все унес.
- Ничего страшного, - не унывал миллипут, - окорочка же остались!
А Иммануил даже на него не прикрикнул. В его груди сердце забилось как- то по-особому, а разум уже захватывало в плен новое чувство.
27. И вот, они прошли в одинокую избушку на перекрестке семи дорог. Внутри все стояло вверх дном - перевернутые столы и опрокинутые шкафы, сброшенные на пол вещи, скомканный линолеум, перебитые стекла в окнах.
- Идите аккуратнее, - предупредила королева. - Мы пройдем в мою спальню, я там немного прибралась.
У героя защемило сердце.
- Моя королева! Кто же произвел весь этот кавардак? Злодея, который вас так бессовестно обидел, надо непременно наказать!
Королева бензоколонки бросилась Иммануилу на грудь и разрыдалась.
- Манечка, мой Манечка! Спаси меня! В нашем крае появилось две беды. Банда козлов, которая обижает и объедает мирное население. И отряд баранов (включая спецов), который гоняется за этой бандой негодяев и требует за свою работу плату с населения. А на днях пообещали организовать комитет пастухов, который будет следить за тем, чтобы бараны не брали с населения сверх меры. Причем этих пастухов тоже надо будет кормить. А они самые прожорливые. Что теперь делать? Кто нас защитит, бедных мирных законопослушных граждан? На тебя одна надежда и осталась!
28. Не успела королева произнести эти слова, не успел Иммануил возгордиться тем, что она возложила на него такую важную миссию, как за стенами дома раздался дикий вой.
- Что это? - в ужасе закричал миллипут, высовываясь из кармана молодого человека.
- Пришел-л-л С-С-Суравой, - заикаясь, ответила Ее Бензиновое Величество, - самый г-г-главный п-п-пастух-х-х...
- Ой-ой-ой, - нырнул в самую глубину кармана Ганс.
- И что мне делать? - спросил Власов.
- Манечка, - последовал ответ, - убей его, отруби все три головы и избавь нас от такого кровопийцы.
- Ага, - только и ответил Иммануил.
Тут весь дом затрясся, окна распахнулись от сильнейшего порыва ветра и раздался грохот:
- Выходи, Власов, я знаю что ты здесь!!!
29. - Ничего не вижу, ничего не слышу, никого не боюсь, - попискивал впотьмах нагрудного кармана миллипут Ганс.
- Эй, Суравой! - закричал Власов через замочную скважину. - Зачем мне выходить?
- Хочу предложить тебе выгодное предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
Иммануил осторожно приоткрыл дверь и выглянул наружу. Перед ним стояло страшилище из страшилищ - о трех головах, о двенадцати руках, о двадцати восьми карманах и с огромным пузом. При этом оно все время делало раскатывающие движения нижней губой.
"Мама родная!" - попервоначалу оторопел герой, но довольно скоро пришел в себя.
- Чего ты тут ходишь, народ пугаешь? Что за выгодное предложение?
- Власов! Хочу предложить тебе войти в комитет пастухов. Будешь как сыр в масле кататься. А то нас критикуют будто бы мы бездельники- нахлебники. Так что нам позарез нужна такая харизматическая личность как ты и тогда народ нас будет любить.
30. Всем людям присущ порок таяния от лести. Так и Власов. Несколько минут он оттаивал, а потом спросил:
- А что мне надо будет делать?
Суравой засмеялся так, что в доме хозяйки вылетели все стекла, и ответил:
- Будешь кругом говорить, что поддерживаешь нас из моральных принципов. Ты настолько крут, что такая рекомендация нас обеляет по всем статьям.
"Я крут?" - очень удивился молодой человек, но виду не подал и qopnqhk:
- А что мне за это будет?
- Много всего! - последовал громогласный ответ.
- Не слушай его, не слушай, - затарахтел Ганс, - не слушай. Он тебя до добра не доведет.
- А до чего доведет? - спросил в ответ Иммануил.
- Власов, он тебя до зла доведет.
- Добро и зло суть две стороны одной Луны.
И не обращая больше внимания на крики миллипута, тезка знаменитого философа прокричал Суравою:
- Я согласен!
И тут ударила молния и раздался гром.
31. И так трижды: удар молнии и раскат грома. Облака разверзлись и чей- то голос, похожий на Глас Божий произнес, попадая словами в самую душу:
- Сим удостоверяю, что Власов Иммануил действительно крут. Налагаю свой перст. Аминь!

Механик остановил пленку и повернулся к Режиссеру.
- Послушай, мне кажется ты злоупотребляешь служебным положением. Это по-крайней мере несправедливо. Не говоря уже о статьях в Кодексе об административных правонарушениях и Уголовно-процессуальном кодексе.
Режиссер удивленно поднял брови.
- Это что, бунт на космическом корабле? С этой секунды ты разжалован в кочегары! Эй, где там помощник механика?
- Я здесь, - немедленно материализовался тот.
- Назначаю тебя механиком. Крути пленку.

Власов очнулся от раскалывающей головной боли и увидел что лежит на сырой земле. "Почудится же такое", - подумал он.
32. Иммануил Власов, признанный крутым, осмотрелся и поразился.
- Будто в бред сумасшедшего занесло, - прошептал он.
А поражаться было отчего - над молодым человеком нависало абсолютно черное небо, а под ногами расстилалась абсолютно белая земля. Одним словом, настоящий негатив (Заметьте, здесь два слова!). А если посмотреть на солнце, то вообще будто в черную дыру смотришь, так темно, что аж глаза болят.
Он еще раз покрутил головой и решил идти куда глаза глядят, а именно к небольшому белому холмику. И тут из его кармана раздался визг:
- Власов, ты жив?!
- Ага.
- А я думал, что мы померли. Нас так колбасило, что ни в сказке сказать, ни пером описать! Я думал, смерть пришла!
- Может и пришла.
- Что?!
- Ну, тут что-то необычное. Выглянь, посмотри.
Миллипут выглянул и закричал:
- Мой Бог, прямо ад какой-то!
- Не поминайте имя Бога всуе, - раздался мягкий голос за плечами у Власова.
33. Иммануил быстро оглянулся, желая узнать чей же это голос. Оказалось, это говорил Синий Конь.
- Совсем забыли про меня? И это в то время когда я пахал на вас как черновая лошадь?
- Ой, Синий Коник! - обрадовался герой тому, что их стало немного побольше. - С чего ты решил, что мы про тебя забыли? Я как раз только хотел спросить тебя - ты случайно не знаешь что это за место?
- Откуда мне знать? Начальник-то ты. Да еще такой крутой, что почти отвесный! Так что весь спрос теперь с тебя. Расскажи мне, что это за хреноместность? Где зеленая травка?
- Ладно, ребята, давайте не будем ссориться. Мы должны выбираться из этой передряги, куда ненароком вляпались. Предлагаю пойти вон к тому белому холмику.
- А меня лично до сих пор колбасит, - заявил Ганс. - Вот тебя, Синий Конь, я вижу исключительно в розовом цвете.
34. Синий Конь обиделся на Ганса за такое определение и замолчал. У Ганса же рябило в глазах и он был не в состоянии заниматься препирательствами с четвероногим говорящим парнокопытным, залез в карман и стал отчухиваться.
Через полчаса герои достигли белого холмика, взобрались на него, но сверху они увидели вокруг только другие точно такие же холмики, отстающие друг от друга примерно на одинаковом расстоянии. Не видя больше никакой позитивной цели, Иммануил сел на вершине возвышения и заплакал, иногда приговаривая:
- Что же делать? Что же делать?
Но никто не отвечал ему. Только Синий Конь иногда тяжело фыркал, да Ганс шевелился в кармане, когда уж очень сильно кружилась голова. Причина последнего крылась в том, что голод становился все более конкретной проблемой.
Наконец обезумевшая душа героя не выдержала, он вскочил на ноги и набросился на своего верного коня. Через десять минут и Иммануил, и миллипут за обе щеки уплетали свежую конину, а Ганс еще и приговоривал:
- Жестковата, блин. Лучше бы он был помягче.
35. Они уплели своего друга за обе щеки, но чувство голода по-прежнему не прошло и Власов стал жадно присматриваться к Гансу.
- Н-да, весу в тебе совсем немного. Но я слышал фенечку, что можно накормить пять тысяч человек пятью хлебами и двумя рыбками. И после еды останется еще 12 полных корзин недоеденных кусков.
В ответ Ганс сверкнул хищным взглядом и выпрыгнул из нагрудного кармана.
- Ты хотел меня съесть? - завопил он и стал вдруг быстро увеличиваться в размерах.
- Эй-ей, постой! - крикнул ему вслед Власов, вскидывая руку вверх.
А Ганс разросся до размеров многоэтажного дома, так что теперь сам Иммануил мог бы вольготно уместиться в ладони этого великана.
- Вот тебе на, - покачал он головой. - Стали вдруг маленькие большими, а большие маленькими. Не пора ли делать ноги?
36. И Власов приступил к тому, что задумал. Иначе говоря, взял ноги в руки - и вперед! Но как здесь убежишь, когда куда ни глянь, один Ганс. Кстати, как его теперь называть? Не килопут же...
Поняв, что бегать бессмысленно, все равно расстопчет, Власов остановился, покрутил головой, узрел в опасной близости от себя правую ногу бывшего миллипута, подбежал к ней, схватился за штанину и полез наверх...
Долго ли, коротко ли, но добрался наш герой до пояса, отдышался немного и дальше пополз, а Ганс на него начхал, даже не попытался стряхнуть. Просто пошел он куда глаза глядят, своими огромными шагами. Таким образом, наш герой видел ужасающие окрестности с не менее ужасающей высоты и продолжал свой нелегкий жизненный путь.
Сколько времени прошло?
Честно признаюсь, не знаю, но за это время небо успело стать невероятно белым, а земля так и осталась пронзительно белеть, от чего уже и линии горизонта видно не было. Но вот Иммануил добрался до шеи Ганса, тут его и схватили хищные пальцы, сильно сжали и потащили в рот.
37.
- А теперь мы сделаем паузу, - сказал Режиссер. - Я хочу специально разъяснить кое-что тем из вас, кто ждет логического смысла и раскрытия тайны телеграммы. Так вот, текст упомянутой телеграммы "ОБ ЛОЖЬ КА ТЧК ЗПТ ТСМДРК ВСКЛЦ" в данном сюжете не несет никакой нагрузки и тайны. Поэтому для облегчения процесса бытия в дальнейшем считаем что данный артефакт никогда в реальности не существовал и ранее в сюжете не упоминался. Вопросы имеются?
- Да, - сказал Механик.
- Замечательно. Раз никаких вопросов нет, продолжаем мотать пленку.

- Ф-фу, как противно! - из последних сил отчаяния закричал Власов. - Да ты совсем не чистил зубы, приятель!
И вдруг перед ними возник Синий Конь, так что голодный Ганс даже опешил и выронил Иммануила из корявых рук.
- Тебя же уже не должно быть! Не должно быть! - разгневался Ганс и растоптал Синего Коня ногами.
- Правильно! Нечего ему тут делать, - сказал третий Синий Конь, незаметно появившийся сзади.
38. Иммануил покрутил головой и увидел еще одного Синего коня, а потом еще и еще. И уже было невозможно сосчитать, сколько их.
Раз.
Два.
Три.
Четыре...
Десять...
Двадцать...
Сто...
Тысяча...
Миллион???
"Они что делятся, что ли, как амебы или инфузории?" - пронеслось в измученном мозгу.
Неизвестно, что там проносилось в мозгу у Ганса, но он стал уменьшаться, богохульствовать и чесать макушку. И вот уже он был в кулаке у Власова, а Синий конь предстал перед ними в единственном числе.
- А теперь я тебя съем! - вскричал молодой человек и засунул миллипута в рот, но тот застрял у него горле. В результате Иммануил стал задыхаться. Все перед глазами поплыло и он упал на спину.
Последнее что он видел, это как морда Синего коня стала изменяться и превратилась в наглую физиономию с клювом, которая несомненно принадлежала Рониксу.
39. - Власов! Пр-роснись немедленно! Это кр-райне важно! - птица Роникс хрипло каркал прямо в ухо.
Иммануил с трудом приоткрыл слипающиеся глаза и обхватил двумя руками гудящую голову.
- Ну чего тебе еще!
- Есть проблема. Ты попал в Гиперболото. Тебя разрывает между несколькими реальностями и несколькими нереальностями. Если ты не предпримешь кардинальных действий, то тебя разорвет на кусочки.
- Я и сам чувствую, что должен хотя бы ненадолго бросить где-то якорь. Что я должен сделать?
- Прежде всего дай себе ответ: чего ты хочешь? Для чего ты живешь? Что ты хочешь создать в процессе своей жизни? (Про разрушение тоже можно думать, но очень осторожно и ответственно.) От ответа на этот главный вопрос зависит облик всего мира, который будет вокруг тебя. Ты должен уйти от точки ветвления возможностей. Выбрать какой-то путь и сойти с перекрестка. Впрочем, ты можешь остаться в таком положении и это тоже будет выбор.
40. "Черт знает что происходит!" - подумал Иммануил и тут же оссекся. Вдруг это его пожелание сформирует новую реальность?
Но ничего не изменилось - все тот же океан какой-то странной разноцветной магмы, а может и не магмы. Вокруг молодого человека носились разноцветные потоки, сплетались в букеты, связывались в узлы и постоянно искажались в своей структуре. Что же это такое?!
Кто знает...
- Роникс! - позвал Власов.
Нет ответа.
- Что же буду без тебя делать?! - завопил в пустоту пленник странных болот и странных происшествий.
Нет ответа.
И тут же пришел вопрос: "Когда и как я сюда попал?"
Ответа не было.
Ведь это могло случится еще тогда, когда пришла почтальонша...
: ?
Иммануил вдруг вспомнил свою квартиру. И тут же стало все меняться. В океан хаоса прорвался каркас форменного порядка. Разноцветные метели стали образовывать линии, углы.
И тут же Иммануил неизвестно почему вдруг закричал:
- Глубина, Глубина! Я не твой, Глубина!
И вот...
Власов сидел в своей квартире и смотрел на монитор компьютера.
Зазвенел дверной звонок.
41. - Иммануил Власов, вам телеграмма-молния!
"Та-ак! - мрачно подумал герой. - По-моему, это уже было. Почтальонша, соседка, миллипут, Синий Конь, Королева бензоколонки. Любая история обычно повторяется дважды - первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса. Может быть это и есть точка ветвления?"

Режиссер показал Механику знак остановить пленку. В его лице читалась сильная задумчивость.
- Что-то не так? - спросил Механик.
- Родилось сомнение.
- Поздравляю с рождением сына!
- Дурак!
- Дочери? - сильно удивился Механик.
- Это ОНО, - пояснил Режиссер. - И я не знаю что мне с НИМ делать.

На сцене действия появляются Два Автора.
- Меня жутко достал этот Режиссер, - сказал Один Автор. - Давай его прикончим?
42. - Вот именно, - поддержал собрата по перу Другой Автор, - он полностью ломает весь текст. От нашего сценария не осталось камня на камне!
- Но ведь у нас не было сценария!
Дорогой Читатель, напряги воображение, самостоятельно представь, что было дальше с Режиссером, а мы тем временем вернемся к Иммануилу, который, так как Авторы бросили текст сценария на произвол судьбы, совершенно самостоятельно принялся решать свою судьбу.

Иммануил Власов медленно встал из-за компьютера и пошел в прихожую, на этот раз он взял с собой не принтер, а сканер. Заглянул в "глазок" и увидел ту самую почтальоншу, которая не брила подмышки. В руках у нее была пресловутая телеграмма-"молния".
- Что ж... - прошептал наш герой.
Он резко распахнул дверь, опустил сканер на голову почтальонши, схватил ее под потные подмышки и втащил в комнату. Она ничего не понимала, крутила головой, зато все понимал он.
Молодой человек привязал несчастную женщину к стулу, взял утюг и начал приговаривать:
- На кого работаешь, на кого?
- На него, - вдруг ответила почтальонша.
43.
На сцене действия появляются Два Автора.
- А давай эту дамочку тоже прикончим?
- Зачем? - спросил Другой Автор.
- А просто так! Чтобы не делала вид, что слишком много знает.

Почтальонша кивнула головой куда-то вверх и медленно растворилась в воздухе прямо на глазах у изумленного героя. Ему ничего не оставалось делать, как отложить утюг в сторону и снять со стула ненужные веревки.
44. Иммануил подошел к окну.
"Хорошо, - подумал он, - я могу продолжить формировать свой мир вокруг себя. На кого работала почтальонша я уже не узнаю, ее убили те, кто боялся, что я открою их тайну. Но они скорее должны были убить меня, чем ее. Значит я неприкосновенен. Хорошо же..."
Он резко повернулся, подмигнул сам себе и громко приказал:
- Хочу, чтобы здесь и сейчас была самая дорогая обстановка - мебель как в самом лучшем отеле.
После чего закрыл глаза и представил президентский номер-люкс.
Открыл. Номер-люкс, как и положено, на месте. Молодой человек прошелся по комнате, присел на кровать заглянул в шкаф с новыми шмотками и блаженно прошептал:
- Что мне еще не хватает?
Тут же раздался тихий женский смех и слабый стук в дверь. Власов подскочил, подбежал и распахнул дверь.
- Привет! - обворожительно улыбнулась королева бензоколонки.
45. Власов хотел громко крикнуть: "Любимая! Я ждал тебя всю свою жизнь и вот ты пришла. Иди же ко мне, я тебя крепко обниму и поцелую!"
Но вместо этого герой стушевался.
- Привет, - скромно сказал он и покраснел.
- Я гляжу, у тебя тут целые аппартаменты. Весело живешь.
- Весело, - согласился Иммануил.
Неожиданно на него снизошел дух озарения и он начал творить. Он превратил замаслянный джинсовый комбинезон королевы в прекрасное бальное платье. Затем он перекрасил небо в золотистый цвет. Но королева вдруг воспротивилась.
- Мне золотой отвратителен. Пусть лучше зеленый.
И, шевельнув мизинцем руки, она сделала небо глубоко зеленым.
- Как! - воскликнул Власов. - И ты тоже?!
46. Девушка засмеялась. Иммануил наклонил голову. И тут она заговорила:
- А ты что думал? Дело в том, что мы с тобой уникумы. Нас, таких как мы, очень мало. Мы рассеяны, мы не знаем про наше существование, про наши способности. Я не знаю, кто дал нам эти возможности, но среди всей абсурдности мира, среди всех жизненных неувязок порой происходит чудо. И это чудо творишь ТЫ, а может Я или ОН, но таких, творящих чудо, единицы. И мы должны найти друг друга, объединиться!!!
- Ты права! - воскликнул Иммануил. - Права!!!
И они обнялись. В этот момент вокруг них заплясали потоки разноцветной магмы, волосы вскружил желтый ветер, а ноги омыла фиолетовая вода...
Он целовал ее губы, она нежно прижимала его к себе... И мир гудел, мир радовался, мир нарождался и умирал, а потом вновь нарождался...
И это было хорошо...

Ручка выпала из рук Иммануила Власова, слезы застлали глаза.
- Конец, - прошептал он, - конец близок.
И действительно, конец был близок, как и отвратительные шупальца, тянувшиеся к молодому человеку.
Роникс пронзительно закричал:
- Пиши, а то не успеешь!!!
47. Но на этот раз скрипучий голос птицы не произвел на героя никакого впечатления.
- Тебя здесь нет. Сгинь, - шепотом произнес он и летающее существо действительно исчезло. - Ох, близок конец!
Власов медленно погружался в тоску и апатию, в самую глубину. Сейчас он хотел утонуть в этой бездне и больше не возвращаться к обманчивой нереальности.
"Это нечестно! Это нечестно! - кричал он в своей душе. - Кто сделал так, что моей возлюбленной Королевы никогда не существовало? Я же ведь так отчетливо помню сладкий вкус ее поцелуя!"

На сцене действия появляются Два Автора.
- Здесь ты конкретно не прав! - заявил Один Автор.
- Я всегда прав. А вот ты:
- Сам ты:
И они с азартом принялись лупасить друг друга.
- Вот так тебе!
- Получи!
- По болячке-то не бей!
Драка получилась на славу. Уставшие и покрасневшие, Авторы наконец расцепились и сидели на полу, удивленно уставившись друг на друга.
- Мир?

Герой очнулся от смертельной тоски и хорошенько встряхнул головой.
- Чего это я взгрустнул? Я должен быть мужественным. Я должен предупредить всех живых о надвигающейся опасности!
Герой взял ручку и на чистом листке бумаги начал медленно писать:
"Дорогой Читатель! Если ты читаешь сейчас эти строки, значит ты все еще существуешь:"
-------------------------------------------------------------------------

Послесловие:
В данном произведении публике предлагается один из методов совместного литературного творчества. Метод заключается в следующем: авторы, заранее не обговаривая никакие детали, пишут поочередно по небольшому отрывку, опираясь при этом лишь на ранее написанный текст. Такой способ скорее похож на увлекательную игру, однако он демократичен и применим в самых широких пределах. Им могут пользоваться начинающие авторы для оттачивания своего мастерства, или скучающие студенты, или даже люди, знакомые только по интернету. В нашем случае рассказ больше похож на прозу абсурда, но авторы преследовали цель опробовать найденный метод, что позволит извинить, по нашему мнению, отсутствие безупречной художественной цельности. Спасибо за внимание!

г. Барнаул, г. Ростов-на-Дону, декабрь 2002 г.
Евгений Торопов, Игорь Куншенко. Параллельные кривые пересекаются непредсказуемо


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация