<< Главная страница

Евгений Торопов. Внеплановая агрессия как реакция на контртерроризм




(фантазия-фри, 300 лет спустя)
(фрагмент из романа "Метаромантика для Ри")


(фантазия-фри, 300 лет спустя)

Пролог
Юбилейная, двести сорок пятая международная конференция по социопсихологии должна была пройти на планете Земля в местечке Москва с пятого по девятое сентября. С самого начала было совершенно исключено, чтобы я пропустил это очень важное для моей ученой карьеры мероприятие.
Научный руководитель, профессор Семихвостов, так откровенно и заявил, что без участия в оной конференции мне не стоит рассчитывать на успешную защиту диссертации, работа над которой действительно немного застопорилась из-за отсутствия фактического материала по современному терроризму, и я предполагал заполнить накопившиеся белые пятна благодаря доступу к богатой земной фактографии. Тезисы докладов были отправлены организаторам конференции заблаговременно, более чем за четырнадцать месяцев до ее начала. И все-таки, несмотря на солидный запас времени для подготовки, последние дни были скомканы до такой степени, что я даже умудрился забыть дома один из двух приготовленных к полету чемоданов, причем обнаружилось это уже на земном космодроме им. Майи Плисецкой.

4 сентября
Группа прибывших пассажиров, вразнобой пошатываясь от пережитых ощущений, вышла из космолета и на подплывшей автобусной платформе направилась к футуристическому зданию космопорта. Я глядел вокруг во все глаза и во все окна, - но то и дело натыкался на притягательное личико молодой девушки из нашей группы пассажиров. Девушка, заметив, что я на нее поглядываю, также стала ко мне присматриваться. Вероятно, заподозрила в чем-нибудь нехорошем. А у меня и в мыслях не могло возникнуть ничего подобного. Тем временем автобус резво пронесся от трапа до главного здания и мы нестройной гурьбой вошли внутрь сквозь турникет-сканер.
И сразу попали в гущу событий. По проходам между кресел носились угорелые роботерьеры, что-то отчаянно вынюхивая.
- Внимание! - раздалось из динамика. - Просьба всем в организованном порядке покинуть помещение.
Раздался чей-то вопль: - "БОМБА!" - и люди ринулись на выход, расталкивая друг друга. В зале сразу стало просторно. Я прошел к обезлюдевшей кассе, где снова встретил потерявшуюся было из виду приятную девушку. Мы купили по билету на самолет до Москвы.
- Тоже в Москву? - поинтересовалась она. - Случайно не на конференцию?
- Как! Вы тоже? - обрадовался я.
Так мы познакомились. Ее звали Селена. В авиалайнере мы сидели рядом и говорили. Представьте, она работала над диссертацией: "Субъективная психология маргинальной личности в контексте объективной социальной отчужденности". У меня тема была иной, но близость интересов все же являлась очевидной.
Половину пути мы мило беседовали, изредка лишь поднимая глаза на проезжавшую с напитками и легким завтраком стюардессу. Но потом волей- неволей пришлось прервать беседу. Капитан лайнера попросил всех соблюдать спокойствие в связи с небольшим изменением маршрута. Угонщики, захватившие самолет, потребовали лететь в Пакистан.
- Была в Пакистане? - спросил я Селену.
- Нет, - обрадовалась та.
Радовались мы недолго. В Минеральных Водах самолет пошел на посадку для дозаправки. В иллюминаторе проплыла одинокая гора, как шишка на ровном месте.
Стало жарко. И в прямом и в переносном смысле. Перестали разносить соки. Пока велись переговоры с угонщиками, из салона никого не выпускали. Потом началась беспорядочная пальба и мы, пригнувшись и обнявшись, лежали на своих креслах. Обнимать Селену было чертовски приятно, и я втайне мечтал, чтобы мгновения эти продлились как можно дольше. Но они быстро кончились. Спецназ обезвредил преступников, и мы, взявшись за руки, спустились по трапу на твердую землю.
В ожидании обратного рейса, пассажиров попросили пройти в здание аэропорта, где уже был готов моральновозмещающий обед и врачи для проведения беглого медосмотра.
Еще на выходе из злополучного самолета к жертвам воздушного пиратства пристали журналисты из трех конкурирующих телеканалов и один стрингер. Судя по логотипам на микрофонах, два канала являлись новостными, а третий так и назывался: "ЧП дня".
Они успели задать всего несколько вопросов, типа: "В одежду чьей фирмы были одеты угонщики?" или "Что они выбрали на завтрак из предложенного?"
Через несколько минут все они умчались на новое происшествие.
- Ты в порядке? - спросил я Селену.
- В относительном - да.
- Может, пока суть да дело, смотаемся в какую-нибудь кафешку?
- Можно.
Мы поймали такси и попросили довезти до ближайшего пристойного кафе.
Но из такси выскочили двое бородатых горцев с автоматами и насильно затолкали нас в авто.
- Что вы хотите этим сказать, господа? - поинтересовался я.
- Теперь вы наши пленники, - с сильным акцентом сказал главарь захватчиков. - Сидите смирно, а мы пока будем искать того, кто заплатит за вас выкуп.
Мы с Селеной переглянулись. Дело приняло крутой оборот.

5 сентября
На этот раз похитителям не очень-то повезло. Они обзвонили все ближайшие информагенства, радиостанции и комитеты социальной помощи. Так в обществе трех обозленных и долгое время немывшихся бандитов мы исколесили весь Северный Кавказ. Никто не проявил к нам интереса, не говоря уже о выкупе.
- Может мы обознались и взяли не тех? - стали сами себе признаваться в неудаче бородачи.
- Ты кто по профессии? - подступили они ко мне.
- Аспирант социопсихолог.
- А ты кто? - спросили девушку.
- Я тоже аспирантка.
- Эх, - махнул рукой главарь. - Спиранты, спирантки! Что с вас взять? Ладно, отработаете расходы на бензин.
Они повезли нас в дальнее селение в горах, пообещав подержать с месяц, до конца уборочных сельхозработ, а потом отпустить. Это шло вразрез с нашими личными планами, но других вариантов они не предложили.
Впрочем, селение находилось слишком далеко. В предгорьях шли стычки между противоборствующими кланами и мы несколько раз попадали в перестрелки. Во время одной из них главарь захватчиков был убит и пока остальные азартно отстреливались, мы с Селеной потихоньку выбрались из машины и сбежали.
Горный лес мне не очень понравился. Вероятно, я попал не в самый удачный его период. Пока мы пробирались тропами на север, нас постоянно беспокоили бои, ведущиеся поблизости.
Вначале мы попали в район, который сепаратисты хотели отделить от Великой Ичкерии. По просьбе законных властей республики, на помощь пришли отзывчивые федеральные войска. Мы немного понаблюдали, как они атаковали склон горы вертолетным клином. В ответ сепаратисты применили зенитно- ракетную установку и сбили один из вертолетов.
Когда мы вышли из района боевых действий, наступил вечер. Мы случайно обнаружили одинокую избушку в горах. В ней жил старик, отшельник- бизнесмен, который мастерил мины и продавал повстанцам. Дела шли в гору.
- Хотите что-нибудь купить? - спросил он, когда мы постучали в дверь.
- Нам бы только переночевать. Мы вчера отстали от своего самолета.
Старик оказался вполне гостеприимным. Мы допоздна пили чай с медом, а он рассказывал, как надо правильно наносить смазку на гранатомет, чтобы rnr не подвел в самый ответственный момент. Иллюстрациями служили картинки учебника для шестого класса по контртеррорологии.
Бубнящий в углу телевизор показывал уличные бои в Иерусалиме, американские бомбардировки окрестностей Кандагара новейшим оружием семнадцатого поколения и захват здания ООН в Швейцарии.

6 сентября
Утром я попросил разрешения воспользоваться компьютером старика- умельца, чтобы прочесть накопившуюся почту. Кроме спама пришло три письма. Первое - с беспокойством дорогой мамочки, как же я обхожусь без сменных носков и галстуков, оставленных в забытом чемодане. Второе письмо, конечно же, было от профессора Семихвостова. Он спрашивал, успешно ли прошло чтение доклада, не волновался ли я при выступлении, а также как поживает профессор Клоневичус, и передал ли я ему привет. Третье письмо пришло от неизвестного хакера $am'а, который в очень вежливой форме просил перечислить энную сумму денег на его расчетный счет в банке, а если этого не будет сделано в течение трех дней, то он перекодирует все мои компьютерные пароли. В случае решительного отказа выполнить его скромную просьбу, $am просил переслать это письмо любому другому известному мне адресату, который был мне наиболее неприятен.
Мы позавтракали лепешками с зеленым чаем у радушного отшельника, который все еще не терял надежды что-нибудь нам продать.
- А ведь у меня есть и фабричное оружие! Автоматы, ракетная установка, минометы! Правда, они будут подороже...
Старик очень удивлялся всякий раз нашим отказам.
- Ну и зря! Но если что - теперь знаете, как меня найти. Советуйте друзьям и знакомым. Запишите мой e-mail, а вот почтового адреса нет.
Мы покинули избушку, преодолели несколько лесистых горных отрогов и вышли к людной железнодорожной станции. Купили билеты на поезд до Москвы и решили немного перекусить в буфете. Ничего не подозревая, мы ели нелепую еду под названием пицца, как в буфет вошел милицейский патруль. Внимательно оглядев присутствующих, они явно нам обрадовались.
Поезд должен был уже подойти и мы, допив коктейли, направились к выходу. Патрульные потребовали документы.
Оказывается, по линии Интерпола поступила шифровка на двух особо опасных террористов - мужчину и женщину, которые хирургическим путем изменили облик и оба - пол. Нас приняли за этих самых преступников. Но вскоре отпустили, потому что в течение последнего получаса в разных странах мира уже были задержаны 104 такие же пары подозреваемых. Мы едва успели на московский поезд и, уютно устроившись в купе, надеялись хоть чуть-чуть отоспаться. Беспокоило то, что поезд долго не отправлялся, искали нового машиниста взамен отравленного.

7 сентября
За окном тянулись красивые русские пейзажи. Высоковольтные линии электропередачи, газопроводы, автобаны.
На станции Сермяжная (время остановки 5 минут), я выскочил на перрон купить у бабульки семечек. Неподалеку человек арабской внешности торопился совершить самосожжение, пока состав еще не отошел от станции. На нем было много балахонов, так что загорелся он красиво. Еще бы! Он вылил на себя целую банку бензина. Но и продлилось шоу недолго. Когда здание сермяженского вокзала поплыло за окном, араб уже почти догорел. Впопыхах он даже не успел развернуть приготовленный плакат, так что никто не узнал причину его поступка.
К обеду мы должны были быть в Воронеже, но неожиданное препятствие остановило состав: партизаны взорвали мост через Дон. Движение по железной дороге остановилось: прибывали все новые и новые составы, образовалась многокилометровая пробка.
- У меня сегодня должно было быть выступление на конференции, - с грустью заметил я.
- А у меня завтра утром, - вздохнула Селена.
- В Москву, в Москву! - упорно твердили мы. Космический дух невозможно сломить никакими трудностями, хотя все эти приключения нам уже порядком надоели. Захотелось обыкновенного спокойствия, и мы решили пожениться, как только (если) вернемся домой.
А пока надо было двигаться вперед.
Находчивый владелец моторной лодки переправил нас через Дон, и в милом городке Лиски мы взяли напрокат машину. Страховка обошлась в несколько раз дороже самого проката. В наши дни трудно было этому удивиться.
На полной скорости мы помчались на север.
Напрасно торопились. Очень скоро мы нагнали марш физиков- термоядерщиков, неторопливой интеллектуальной толпой идущих к Москве с плакатами. В массе белых халатов мелькали неонацисты в черных кожанках, примкнувшие к маршу за высокое вознаграждение. Они разбомбили нашу машину и перевернули ее колесами вверх. Мы еле успели выбраться.
Делать нечего - пошли пешком. В лесу встретили каких-то туристов, гревшихся у костра, распевавших песни под гитару и переночевали в их палатке.

8 сентября
Утро разбудило взрывами. Рвались боеприпасы на расположенном неподалеку военном складе.
- Вставайте, мы сворачиваемся и уходим, - сказали туристы.
Оказывается, это были вовсе не туристы, а боевой отряд объединенной армии пацифистов и гринписовцев. Они уже который год вели войну за мир во всем мире. Перевес пока был не на их стороне.
На всякий случай мы тоже поскорее покинули район, опасаясь ядерных бомбежек или какой-нибудь другой неадекватной акции возмездия.
И вот, наконец, под вечер пятого дня мы добрались до Москвы. Конечно, все до единого семинара были пропущены. Хорошо хоть успевали на закрытие конференции завтра утром.
Мы сняли двухместный номер в гостинице и планировали хотя бы ночь провести в блаженстве.
Вместо этого мы прислушивались к истошным крикам в коридоре, к звону бьющегося стекла, откашливались от дыма из номера, горящего этажом выше, и пережили эвакуацию после химической атаки каких-то чудиков азиатской религиозной секты.

9 сентября
За пять беспокойных суток я не выспался до такой степени, что все происходящее не мог воспринимать как реальность: в ушах все время стоял чей-то стон, а в глазах летали черные мушки.
- Ты как себя чувствуешь? - спросил я Селену.
- Сказать честно или наврать? - ответила она. - Пошли лучше выпьем по чашки четыре кофе или покрепче и наконец-то займемся настоящей наукой.
Мы спустились в телебар.
- Слышали новость? - поделился бармен, подавая горячий пенистый каппучино.
- Нет, - зевнула Селена, прикрывая рот нежной ручкой.
- Помните бунтаря Аль Путчино?
- Нет, - затяжно зевнул я.
- Ах, ну да, пока он сидел в тюрьме, его порядком подзабыли. А теперь вот вышел на свободу, запустил себя в космос и с орбиты угрожает пролетающим спутникам, если его родной Пук-Пак, этот вшивый атолл в Кирибати, не примут в Совет Безопасности ООН. А кого там принимать? На последних выборах из семи жителей только трое участвовали в голосовании. Остальные были недовольны политикой властей...
Бармен повернулся к новым посетителям, позволив нам выбрать столик. Вокруг царила утренняя благодать.
- Извините, можно к вам присоединиться? - нарушил идиллию мужчина с худым, вытянутым лицом. - Я не помешаю. Три минутки попью водички и пойду взрываться.
- Как это взрываться? - возмутилась Селена.
- Да по-нашему, по-деревенски. Вот так, - мужчина приподнял свитер, и мы увидели, что он весь опутан плитками пластида.
Даже сидеть рядом с ним было небезопасно, но меня это совершенно не волновало.
- Скажите, как вас зовут?
- Иван, - ответил мужчина.
- А зачем вам взрываться, Иван?
- Да ну не знаю чего-то. Мы с другом из Пензы. Как-то сидели у телевизора, и одна реклама его из себя вывела. Вот он и решил разобраться с Останкино. Ну и я заодно.
- Слушай, Иван, зачем тебе это нужно? Езжай лучше обратно домой. Вместе с другом.
- Действительно, - поддержала Селена.
- Дома-то, ядреный пеньтиум, делать все равно нечего.
Тогда я позвонил в милицию и сообщил, что в телебаре "Мигрант-отеля" находится потенциальный террорист-камикадзе, и если милиция быстро приедет, его можно нейтрализовать.
Они приехали удивительно быстро. Не успел я положить трубку, как меня взяли под локти два дюжих милиционера.
- Эй, в чем дело? - возмутился я.
- Это зачем же ты, гад, даешь ложные показания? Без тебя работы невпроворот!
Только представьте себе! Они хотели посадить меня за телефонное хулиганство! Я аж потерял дар речи от возмущения. Селена поспешила выручить меня из беды.
В этот момент на улице грохнул взрыв, задрожали стены... Меня отпустили.
А на конференцию мы все-таки попали. Как раз для того, чтобы сфотографироваться на общем панорамном снимке. Позже, внимательно разглядывая фотографию, я обнаружил на нем много знакомых лиц, мелькающих в криминальной хронике. А тогда, не думая ни о чем на свете, мы с Селеной держались за руки и в момент фотовспышки поцеловались. Приключения благополучно завершились. Никуда не надо было спешить.
- Селена, можно пригласить тебя отдохнуть вместе на курортной планете Барсус?
- Я была бы счастлива, - ответила девушка.
- А я уже счастлив, - оптимистично сказал я. - Там очень нежный климат. Это будет наш "медовый месяц".
Мы снова поцеловались.
В этот же день купили туристические путевки и сели в космолет с отдельными каютами. Впереди сияло прозрачное будущее. Корабль стремительно уносил нас в космос.
- Добрый вечер, - включилось радио. - Просьба всем сохранять спокойствие. Космолайнер захвачен мной, начинающим террористом Доном Палтусом. Никому не будет причинен ущерб, потому что этот захват - рекламный, для раскрутки имени. Так что прошу запомнить и полюбить несравненного Дона Палтуса!

г. Барнаул, февраль 2001 г.
Евгений Торопов. Внеплановая агрессия как реакция на контртерроризм


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация